К чему приводят представления?

Творцам довольно часто отказывают даже в имени.
И под удивительными предлогами стремятся не просто переименовать.
При этом почти всегда мотивами выступают по-своему понимаемые «равенство» и «справедливость».
И это почти всегда приводит к представлениям.
К примеру, «Лента.ру» сообщает, что именно под мотивом «равенства» «служительница Англиканской церкви предложила говорить о боге в женском роде».
«Священник из Великобритании Эмма Перси (Emma Percy) предложила говорить «она» при упоминании бога. Об этом сообщает The Daily Express. Отмечается, что Перси является участником организации Watch, ратующей за гендерное равенство в церкви.
Женщина заявила, что использование местоимения «он» в разговоре о боге является проявлением сексизма. «Когда мы говорим о боге как о мужчине, мы предполагаем, что мужчины больше уподоблены богу, чем женщины. Если же мы говорим, что и мужчины, и женщины созданы по образу бога, то и называть его нужно в мужском и женском роде», — уточнила Перси.
Председатель Watch Хиллари Коттон (Hilary Cotton) заявила, что предложение Перси обсуждалось на высоком уровне в Англиканской церкви. Она отметила, что священнослужители уже работают над более феминизированными литургиями. «Мы находимся на самом раннем этапе обсуждения вариантов изменения языка богослужений. Это трудная задача, на решение которой уйдут годы», — отметила Коттон.
Пресс-секретарь Англиканской церкви заявил, что любые изменения в богослужениях требуют согласия Генерального синода. Он уточнил, что перед этим подобные предложения рассматриваются также специальной литургической комиссией.
В конце прошлого года Генеральный синод Англиканской церкви окончательно одобрил рукоположение женщин в сан епископов. В конце января 2015 году преподобная Либби Лейн стала епископом Стокпорта — одного из пригородов Манчестера.
Первое рукоположение женщины в священники в Церкви Англии произошло в марте 1994 года в Бристольском соборе. Сейчас каждый пятый член клира — женщина,- повествует «Лента.ру».
Впрочем, во имя «равенства» и «справедливости» проделывались еще и не такие штуки и давались совсем иные «представления».
Потому как представления бывают разные.
Помнится, создатель «Четырех апостолов» подписал свою великую картину предостерегающе: «Все мирские правители в эти опасные времена пусть остерегаются, чтобы принять за божественное слово человеческие заблуждения».
Однако у завладевшего впоследствии знаменитой картиной курфюрста Максимилиана I, который, как говорят, очень хорошо понял смысл надписи, по данному поводу имелось совсем иное представление.
В результате он попросту повелел отпилить авторскую надпись с «Четырех апостолов».
Возможно, именно разность представлений в итоге и приводит чуть ли не к закономерному появлению хотя бы одного человека, который, как заметил другой классик, приходит в негодующее недоумение: «Не могут же Они — Он — Оно, зовите как угодно, вечно мотать и мытарить человека и не позволить ему в какой-то день, в какой-то миг самому дать сдачи, по справедливости, по праву»…