Марианские существа и сонное влияние сменили Бермуды с НЛО

Марианские существа и сонное влияние сменили Бермуды с НЛО
Даже и посередь научных тем есть своего рода долгоиграющие. В 60-е и 70-е годы 20-го века это были сюжеты о таинственных исчезновениях людей, кораблей и самолетов в районе так называемого Бермудского треугольника, чуть позднее - порхания по планете разного рода НЛО. Сейчас таковыми становятся, похоже, различные аспекты сна, а также диковинное бытие-существование проживающих в самом глубинном месте в мировой воде существ – Марианской впадине.
Ныне вот РИА Новости в своем пересказе поведало о пребывающем на вершине пищевой цепочки Марианской впадины слизне Pseudoliparis swirei. Это небольшая рыба весом до двухсот грамм, достигающая в длину 28 см, у коей на глубине нет врагов, но пищи – в виде разного рода рачков - хоть заешься. Из-за существования в таком нетривиальном месте эволюция дала той рыбке и специфические черты в облике: у нее – покрытая слизью прозрачная кожа, сквозь которую просвечивают ее внутренние органы, а вот расположенные на голове оба маленьких черных глаза – изначально слепы. Ими слизень ничего не видит и вообще на любой свет, хоть даже от электрического фонаря,- не реагирует, потому что на глубине Марианской впадины (а ее максимальная глубина составляет почти 11 км - 10,9 км) свет как таковой вообще не проникает.


Но зато этому диковинному, в общем-то, существу приходиться жить в одном из самых загрязненных мест на планете: это деятели науки установили, согласно пересказу, по анализу тел живущих во впадине глубоководных рачков. Быть может, попадающие во впадину разного рода вредные и токсичные вещества просто не имеют выхода из ее глубин, это же - не открытое проточное водное пространство, и посему они оседают во впадине.
Ну, а вездесущая «Наука и жизнь» - в своем пересказе повествует о результатах исследований японских и штатовских деятелей науки, кои описали, как и почему забывается ненужная информация во время так называемого REM-сна (rapid eyes movements, или так называемого быстрого сна). Разумеется, они получили данные в ходе экспериментов на мышах.
В пересказе уточняется, что сон и смена его фаз «зависит от разных нейронных и гормональных механизмов», а японские и штатовские деятели науки «изучали активность нейронов, которые синтезируют сонный меланин-концентрирующий гормон – MСН».

Marianskie sushchestva i sonnoe vliyanie smenili Bermudy s NLO1«У мышей во время быстрого сна активничали больше половины таких нейронов, тогда как во время бодрствования – только 35%. Среди клеток, синтезирующих МСН, были такие, которые работали и во время сна, и во время бодрствования, но их было меньшинство – 12%. То есть эти нейроны важны именно для быстрого сна. С другой стороны, они оказались важны и для обучения с памятью: отростки МСН-нейронов тянулись в гиппокамп, один из основных центров памяти в мозге. Чтобы увидеть, как именно они влияют на память, исследователи активировали нейроны во время консолидации памяти, когда свежая информация из кратковременного хранилища переходит в долговременное хранилище. И оказалось, что МСН-нейроны этому мешают: если их активировали, то мыши потом хуже вспоминали знакомы предметы, которые видели немногим ранее, путая их с незнакомыми предметами. Тогда МСН-нейроны попробовали, наоборот, выключить, и выключить во время быстрого сна. Тут получилось наоборот: мыши, у которых их во время сна отключали, лучше вспомнила выученное,- разъясняется в пересказе, в коем подчеркивается, что ученые установили исчезновение информации «из памяти именно во время быстрого сна, и главную роль здесь играют особые нейроны, синтезирующие один из сонных гормонов».

Такую двоякость влияния сна деятели науки считают крайне полезной: сон, по их мнению, помогает «крепче запомнить то, что нужно», и помогает «забыть то, что не нужно».
Такую данную эволюцией способность сна выявили деятели науки.