Доверие как фактор эволюции

Доверие как фактор эволюции
Современная наука теперь уже в состоянии узнать неведомые ранее страницы в эволюции даже живших порядка 2,6 млн лет назад на планете приблизившихся едва ли не на расстояние руки к человеку древних приматов, а также произвести со всем ученым тщанием перепроверку подлинности вроде бы давно уже уясненных на так называемом бытовом уровне знаний о характере и свойствах одомашненных некогда человеком животных.
Например, о трогательной привязанности котят к людям, о которой знают буквально все на свете – от мала до велика. Но научного измерения и сугубо ученых свидетельств тому американским ученым показалось недостаточно – они провели для доказательства данной весьма ясной и вроде бы не требующей в обыденной жизни подтверждений аксиомы сугубо научный эксперимент, и, как утверждает в своем пересказе опубликованных в Current Biology результатов исследований заокеанских деятелей науки «Наука и жизнь», доказали, что котята доверяют людям практически также, как человеческие младенцы – взрослым гражданам.


Doverie kak faktor evolyucii2Условия эксперимента, хоть и научного, были самые простые. Котят и годовалых котов сначала на пару минут помещали вместе с их Doverie kak faktor evolyucii3хозяевами в полностью незнакомое им помещение. После этого человек обязан был выйти из помещения, оставив на 2 минуты в нем котенка одного, а по истечению данных двух минут хозяин котенка вновь должен был войти в помещение с котиком, и экспериментаторы после этого четко фиксировали реакцию и поведение после всего этого котят.

«Незнакомое место – это всегда стресс, но присутствие того, кому ты доверяешь, помогает его преодолеть. И если животное полностью доверяет человеку, оно продолжит исследовать незнакомое место – ведь в присутствии хозяина бояться нечего. Если же котик не очень доверяет человеку, то вести себя он будет иначе: он будет дёргать хвостом, облизывать рот (что указывает на стресс и замешательство), и либо постарается держаться поодаль (недоверие с желанием спрятаться), либо попытается забраться на колени, замерев на них неподвижно – в этом случае котик демонстрирует полунедоверие, полудоверие, или, лучше сказать, неполное доверие,- разъясняется в пересказе.

Отследив и просчитав все реакции, штатовские деятели науки установили у 64,3% котят демонстрацию полного доверия, лишь наполовину доверяли хозяевам в полностью незнакомом им месте или вовсе не доверяли 35,7%. Из годовалых (то есть – уже практически взрослых) котов 65,8% - выказали полное доверие и 34,2% из них – полудоверие либо недоверие.

«И, что самое главное, доля доверительной и недоверительной привязанности среди кошек была такой же, как у собак и младенцев – среди младенцев, например, только у 65% появляется надёжная привязанность к взрослым. Впрочем, у младенцев такое отношение может измениться, а вот у кошек, по словам авторов работы, оно меняется с большим трудом,- повествуется в пересказе.

Такую котятки показали степень доверия и привязанности к людям, так они вместе со своими хозяевами переживали связанный с пребыванием в незнаком месте стресс, такой способностью котят наделила эволюция.
Doverie kak faktor evolyuciiНу, а вот у живших порядка 2,6–2,1 млн лет назад в Южной Африке древних приматов – австралопитеков – справляться со стрессом так легко не получалось: как выяснили деятели науки, у тех австралопитеков вообще жизнь в целом была вовсе не сахар, они только лишь первый год своей жизни, потребляя исключительным образом материнское молоко, проводили без стрессов, а во все остальные годы своей жизни, сколь им не выпадало их прожить, - австралопитеки испытывали весьма суровый стресс, поелику им перманентно не хватало еды. До такой степени – что тот стресс запечатлелся и отразился даже на составе их зубной эмали. По ее составу деятели науки, собственно, и узнали о том австралопитеков стрессе.
Об этом повествуют в своем пересказе опубликованных в двух научных статьях (в том числе – и в Nature) результатов исследований международной группы деятелей науки «Элементы».
Отмечается, что ныне ученые, хотя и продолжают еще про меж себя спорить о том, где именно объявились – в Восточной либо Южной Африке - «непосредственные предки человека», но сегодня почти никто из деятелей науки уже не сомневается по поводу того, что «быстрые эволюционные изменения гоминид» тесно связаны непосредственно «с изменениями климата», а также подчеркивается, что человеческая зубная эмаль является своеобразной «капсулой времени», «фиксирующей события первых лет жизни», и анализ состава зубной эмали – до известной степени - «сравним с анализом годичных колец деревьев: их структура отражает условия конкретного периода жизни организма», причем она – «в отличие от древесины и костной ткани» - «может на протяжении миллионов лет сохраняться в земле без существенных диагенетических изменений, сохраняя биогенное распределение изотопов и микроэлементов».
Doverie kak faktor evolyucii1Такая вот этакая открытая книга имеется чрез ту зубную эмаль у деятелей науки. Они по ней распознают, какой конкретно временной отрезок пил с момента рождения древний предшественник человека, устанавливая это «по повышенному содержанию в зубной эмали бария». Детально проанализированная зубная эмаль двух австралопитеков (их зубы были найдены в четвертом слое пещеры Стеркфонтейн) рассказала деятелям науки, что «австралопитек, в отличие от современных человекообразных обезьян, обладал коротким периодом грудного вскармливания (один год) и был в этом отношении похож на людей современного типа».
Однако ученые при этом не исключают, что и после года – в критические голодные периоды, когда пищи попросту не хватало – матери австралопитеков могли возвратиться к кормлению своих детенышей молоком. И такое прерывистое молочное кормление и перманентно вынужденная «адаптация к новым источникам пищи», как предполагают деятели науки, «не могла не отражаться на социальной структуре австралопитеков и могла сыграть свою роль в исчезновении вида около 2 млн лет назад».
Может, та «адаптация» в итоге и сыграла решающую роль в том, что австралопитеки тогда полностью сошли с карты эволюции.
То есть – австралопитекам не хватило, быть может, в конечном-то итоге умения и способности перерабатывать другую пищу после материнского молока. Их организм почему-то демонстрировал практическое недоверие другой пище. Взрослые австралопитеки с сей объективной пищевой проблемой, коя проистекала, как предполагают деятели науки, в силу изменения климата, попросту не в состоянии были справиться, от этого они, быть может, и навсегда исчезли.
А у котяток, живущих с нормальными хозяевами, такого рода проблем нет.