Орнитологи подозревают рептилии в умении изменять звуки под сиюминутные условия

Орнитологи подозревают рептилии в умении изменять звуки под сиюминутные условия
Точнее – ученые теперь даже уже не подозревают, а получили уже первые доказательства умения рептилий менять издаваемые звуки в непосредственной взаимосвязи от конкретных условий, в коих в тот момент они пребывают. В частности, коли рептилии находятся там, где повышенный - против обычного - фоновый шум, то они, дабы быть услышанными, удлиняют слоги в стандартном для обычных условий призывном крике. То есть они в шумовой обстановке поступают почти также, как и млекопитающие и птицы, которые при повышенном шуме просто кричат громче, однако – все же лишь почти, как говорится, так да не совсем так. Они не могут увеличить «длительность всего крика», поскольку, как предполагают ученые, это не дает сделать им «устройство» их «голосового аппарата», и механизм пластичности издаваемых ими звуковых сигналов заметно отличается от механизма млекопитающих и птиц. В этой связи ученые даже думают, что такой отличный от млекопитающих и птиц механизм у рептилий возник «в эволюции независимо». О данных выводах ученых «Института орнитологии Общества Макса Планка» и проведенных им экспериментальных исследованиях повествуют в своем пересказе «Элементы».


Исследователи взяли под свои исследования шесть особей по-своему интересной ящерицы, именуемой «геккон токи» и обитающей в Юго-Восточной Азии.
Для чистоты эксперимента каждого геккона поместили в звуконепроницаемую комнату в отдельном террариуме, над коим подвесили микрофон, тогда как снаружи поставили несколько динамиков, чтобы они и создавали шумовой фон (в данном случае создавался так называемый «белый шум», то есть – «не несущие смысла звуки»). Спецы записывали звуки всех геккон-токи на протяжении четырех суток. Ученые в течение одних полных суток (то есть – двадцати четырех часов) создавали ящерицам «период тишины» (от 32 до 35 дБ), а в следующие 24 часа «давали им уже «шумный период» (от 60 до 65 дБ). Так, чтобы каждая особь пребывала двое суток в фоновом шуме, а другие двое суток – без оного.
Потом ученые посредством математической обработки проанализировали изданные каждым гекконом так называемые призывные крики. Вышло, что «гекконы меняли свой призывный крик в зависимости от уровня фонового шума», и проделывали это вовсе «не так, как птицы и млекопитающие». При включении того самого «белого шума» ящерицы «не начинали кричать громче» - они вместо этого «снижали количество щелчков в пределах одного крика», однако при этом «повышали число звуков «ТО-КИ» и их длительность». «На фоне белого шума продолжительность слога «ТО» увеличивалась в среднем на 7% по сравнению с контролем, а слога «КИ» — на 37%,- разъясняют «Элементы» подробности результатов эксперимента.
И – делают вывод: «Ясно одно: система звуковых сигналов рептилий оказались более сложной, чем ее ранее представляли биологи».