Циркадный регулятор далек от пения цикад

Циркадный регулятор далек от пения цикад
Он сокрыт в мышцах.
Не исключено даже, что, быть может, у кого больше мышц, у того и большая имеется регуляция так называемых циркадных ритмов.
Впрочем, совсем не обязательно, что этакие культуристы-шварценеггеры в сем вопросе имеют какое-либо преимущество в сравнении с прочим человечеством, покуда однозначного приоритета тут не выявлено.
Дело в том, что главенствующую роль, превосходящую даже и роль мозга, не просто в регуляции циркадных ритмов, а в преодолении организмом последствий недосыпа, играет базирующийся в так называемых скелетных мышцах ген, называемый в научной классификации Bmal1.
Это следует из пересказа опубликованных в eLife результатов исследований спецов Медицинской школы Морхауз «Науки и жизни».


Ученые доказали такую выдающуюся роль этого гнездящегося в склетных мышцах гена через серию экспериментов – разумеется, на подопытных мышах.
Они выключали сей ген у мышей, словно рубильником, на всем пространстве их мышиного тела, а затем не давали мышам спать, и записывали так называемую активность мозга буквально валящихся со своих мышиных ног недосыпу мышей посредством электроэнцефалографии. Понятное дело – из-за длящейся бессонной экзекуции зафиксировали, что активность мышиного мозга была отнюдь не в оптимальных пределах.
Потом экспериментаторы обратно включили мышам тот самый ген, причем – ген включили именно в мышцах, и тут-то выявили, что мышки, коим так и не дали поспать, стали бодрее переносить недосып, их «меньше тянуло в сон», поскольку «часовой ген настраивал их на бодрствование в соответствующее время суток». Более того, «с активированным геном», как подчеркивается в пересказе, мыши выдержали «более сильный недосып». При этом с включенным геном, даже и при сильном недосыпе, мышиный мозг, как отразила электроэнцефалограмма, функционировал в режиме, приближающемуся к нормальному, а не так, как при отключенном гене.
Экспериментаторы после этого пошли еще дальше – они решили посмотреть, что будет, если включить тот самый ген непосредственно в мозге, а не в мышцах. И вот это действо принесло едва ли не самое главное открытие: оказалось, что при включенном гене в мозге, а не в мышцах, страдающие от недосыпа мыши вовсе не взбодрились, они остались совсем сонными, будто ген у них вообще не был включен и вовсе не работал. Тогда как на самом-то деле он был включен, но -не в мышцах, а в мозге. И чем дольше мышкам с включенным геном в их мозге устраивали недосып, тем они сильнее становились сонными.
Отсюда спецы сделали вывод, что ген «регулирует цикл сна-бодрствования из мышц, а не из мозга». Причем, когда мышам внедряли в мышцы «лишние копии гена» - они «еще лучше справлялись с недосыпом», и спецам-экспериментатором «никаких отрицательных побочных эффектов от лишних копий гена», как подчеркивается в пересказе, «обнаружить не удалось».
Такие вот исследования по недосыпу и генному регулятору в мышцах, а не в мозге.