Ученые разобрались в китовой вокальной эволюции и революции

Ученые разобрались в китовой вокальной эволюции и революции
Среди Megaptera novaeangliae (китов-горбачей), видимо, есть свои Паваротти либо Шаляпины.
Ибо они, хоть и млекопитающие, но при этом - вокалисты, что посередь морских и прочих млекопитающих редкость. Они, придя в теплые тропические воды на зимовку, оглашают на океанских просторах практически идентичную, похожую почти один в один песню, коя включает в себя, как подсчитали деятели науки, от четырех до семи различных тем, причем – льющихся из недр этих громадных существ в четко определенной последовательности и порядке.
Ученые разобрались с техническими, чисто певческими аспектами китовых арий, усмотрев них не только определенную эволюцию, но и революцию. Потому что китовые песнопения в какие-то периоды могут усложняться постепенно – в их структуру киты просто вставляют новые вокальные фрагменты, однако раз в несколько лет киты могут кардинально сменить «пластинку» и начать выводить совершенно новую арию, причем – проделывают это синхронно. Но эта новая мелодия по структуре будет уже менее сложна, чем та, в которой изменения проистекали постепенно. Деятели науки полагают, что дело тут в том, что исполнители-киты при резкой смене китовой арии просто не успевают заучивать чересчур сложную насыщенную музыкальными изысками мелодию за короткий отрезок времени, отведенный им для выучивания новой песни, потому и – новая китовая ария по своей сложности получается более простой.

Uchenye razobralis v kitovoj vokalnoj ehvolyucii i revolyucii2«Самцы горбатых китов поют одну и ту же песню, постепенно усложняя ее и перенимая нововведения друг у друга — это так называемая культурная эволюция. В популяции горбачей, обитающих в водах восточной Австралии, раз в несколько лет происходят «культурные революции»: песня резко и практически синхронно у всех самцов меняется на другую песню, заимствованную у соседней западноавстралийской популяции. Проанализировав изменение уровня сложности песен, ученые выяснили, что в те периоды, когда модификация песни происходила путем небольших изменений, сложность структуры песен постепенно возрастала. А если песня резко сменялась на новую в процессе «культурной революции», структура новой песни всегда оказывалась проще, чем у старой. Вероятнее всего такое упрощение связано с тем, что при резкой смене песни китам приходится выучивать сразу много последовательностей звуков, а количество нового материала, которое животное способно усвоить за единицу времени, ограничено,- разъясняют «Элементы» в своем пересказе изложенные деятелями науки выводы в опубликованной в Proceedings of the Royal Society B: Biological Sciences статье.

Такое вот имеется объяснение от ученых относительно вокальной и музыкальной техники знаменитых китовых арий.
В связи с выводами ученых о специфике китового пении в пересказе даже выстраиваются параллели со структурой сложности человеческих языков, поскольку «сложность человеческих языков снижается, когда они становятся более распространенными».

«По-видимому из-за того, что большому количеству людей приходится выучивать такие языки во взрослом возрасте,- отмечают «Элементы».

Однако вот то, зачем и для чего киты вообще поют, - сие для деятелей науки пока загадка.
Потому что киты, как выяснили деятели науки, обычно поют свои песни, пребывая в одиночестве, то есть – не для подруг.
Как в принципе не ясен и вопрос, отчего вообще данных китов-горбачей эволюция наделила такой потребностью.
Ведь, собственно, киты-горбачи могли, видимо, вовсе и не петь: громадное количество обитателей океанских просторов ведь как-то обходятся вовсе без оглашений каких-либо арий.
Но эволюция зачем-то сделала данных китов именно таковыми.
Эволюционный путь – это вообще загадочнейшая штука.
К примеру, эволюцией человеку даны среди прочих способностей – сон и болевые ощущения.
Деятели науки выяснили, что они взаимосвязаны.
Uchenye razobralis v kitovoj vokalnoj ehvolyucii i revolyucii1В своем пересказе результатов исследований деятелей науки, опубликованных в Journal of Neuroscience, «Наука и жизнь» повествует, что плохо спавший гражданин сильнее чувствует боль, чем не выспавшийся.
Потому как у не выспавшихся граждан – наблюдается повышенная «активность в соматосенсорной коре мозга» с одновременным снижением активности в прилежащем ядре (в так называемом «центре удовольствия», который «управляет уровнем дофамина», который в свою очередь смягчает болевые ощущения).

дополнительные материалы
Картина картине рознь

«Иными словами, недостаток сна не только делал более чувствительными к боли те мозговые зоны, которые должны обрабатывать болевые сигналы, но и подавлял собственную обезболивающую систему мозга,- излагается в пересказе.
При этом отмечается, что снижение активности происходило и на «ещё одном участке – островковой доле коры, которая оценивает болевые ощущения и соотносит их с общим контекстом, чтобы мы могли адекватно отреагировать на неприятные обстоятельства».
Недосыпающим гражданам пересказ, разумеется, рекомендует спать столько, сколько это необходимо организму конкретного отдельно взятого гражданина.