В качестве извинений за руку принесли конфеты

В качестве извинений за руку принесли конфеты
Беда - подлинная, настоящая, а не выдуманная - всегда врывается в человеческую жизнь вместе с несправедливостью.
Беда просто вырывает из жизни человека какую бы то ни было справедливость.
Хоть кажущуюся, хоть настоящую.
На то она, собственно, и беда.
Человек еще за мгновение до беды, не догадываясь о ней, не ведая, что она уже рядом, мог под мерный гул цеховой производственной линии думать о том, как ему лучше исполнить свои новые, порученные ему недавно начальством трудовые обязанности - убрать и очистить щеткой из закоулков аппарата прилипшие кусочки теста, подспудно радуясь приходу весны после долгой зимы за окном фабричного цеха и что надо не забыть после работы забежать в магазин и купить продукты, поговорить с дочерью и передать подруге взятую на прочтенье книжку.
Что называется, из рук в руки.
Человек еще за секунду до беды был здоров и в принципе-то был счастлив, хотя и в глубине души, быть может, полагал, что и не совсем уж и счастлив. Ведь счастья всегда чуточку не хватает.
У человека за мгновение до беды были обе руки, голова и обе ноги, и человек в принципе-то мог все, в том числе - переделать и выстроить своими руками целый мир.
Но в это мгновение треклятую щетку вдруг стал затягивать механизм аппарата - вместе с держащей ее рукой.
И чудовищная, неумолимая, бездушная сила механизма буквально с мясом и кровью вырвала у человека руку - до плеча.
Сквозь кровавую пелену боли и шока женщину доставили в больницу, сделали операцию, но медикам не удалось спасти женщине руку.
Еще за секунду до беды у женщины были обе руки, она была здорова и по-своему счастлива.
А после того мгновения - женщина осталась без руки.
И она на больничной койке и после выписки через изнуряющую, мучащую боль неотступно думает-размышляет: почему же в ее жизни случилась, произошла такая несправедливость?
Отчего наступила эта несправедливая реальность?
Беда настигла женщину в фабричном цехе под весенним небом апреля, на третий день после ее перевода на новую для нее производственную линию - на короткий, как уверяло начальство, отрезок времени, чтобы заменить другую работницу.
А ее, собственно, даже и не обучили, как следует, безопасному обращению с механизмом аппарата.
После случившегося женщину донимает так называемая фабричная трудовая комиссия, представители руководства предприятия, которые, кажется, хотят сделать ее виновницей ЧП.
И она просто не может не думать: отчего же наступила эта несправедливая реальность?
В произошедшем разбирается следователь СУ СКР по Чувашии, возбудивший уголовное дело.
О случившемся с ее мамой неотступно думает и ее дочь.


Она пишет не из квартиры дома в городе на конкретной улице, а из глубин пораженной и смятенной своей души федеральному изданию:
«5 апреля 2022 года на фабрике «Акконд» г. Чебоксары, Чувашская Республика.
Моей маме оторвало руку.
Моя мама работала на фабрике Акконд с 2015 года.
3 апреля 2022 года ее перевели на другую линию.
С техникой безопасности, а также особенностями работы на этой линий она не была ознакомлена.
Перевели на короткий период времени, чтоб заменить другую работницу.
Старшая смены объяснила ей, что станок не должен останавливаться даже во время чистки остатков теста, которые скапливались в узлах линии.
Для этого ей выдали щетку и на личном примере показали, как нужно чистить. Что явно нарушало технику безопасности.
На линии не было никаких оградительных сооружений.
Маме дали устное указание, производить чистку при включённой линии.
На третий день работы. Во время чистки, механизм линии начал зажимать руку мамы.
И если бы кости оказались крепче, то маму могло бы затянуть полностью и всю перемолоть.
Но кости начали ломаться, и маме оторвало руку до самого плеча
У мамы было шоковое состояние. Вокруг паника.
Но даже тогда никто из руководства не дал указания остановить механизм. И линия продолжала выпекать вафли.
Вызвали скорую и увезли в больницу.
Станок все также работал! И, по словам работников, не останавливался и не чистился от крови вовсе.
Маме провели операцию. Руку спасти не удалось.
После того, как ее перевели в общую палату, ей начали названивать с администрации Акконда.
Мама не брала трубки, так как была в шоковом состоянии.
После этого они приехали в больницу.
Принесли конфеты.
В качестве извинений.
Она попросила их уйти. Они вслед сказали, что перевели 100 000 рублей на карту (видимо, в качестве извинений).
Трудовая комиссия Акконда постоянно ей докучала, не давая ей спокойно восстановиться.
Названивали и требовали дать пояснения. Подписать документы.
Все это они хотели сделать без следователя и адвоката. Которого мы нашли для защиты интересов мамы.
После выписки все та же трудовая комиссия, продолжала докучать.
Требовали приехать на завод, срочно подписать документы, так как у них истекают какие-то сроки.
Также представители Акконда позвонили мне и попросили приехать и обговорить, чтоб решить всё без адвоката и суда.
Приехав на фабрику, я не услышала никакого предложения о какой либо конкретной помощи и предложений о компенсации ущерба, кроме предоставления облегчённого труда и выезда раз в год в санаторий за счёт фабрики.
О возможности предоставлении ими современном бионическом протезе, а также компенсации морального, физического и материального ущерба. Они ответили, что им необходимо согласовать с директором фабрики.
И свяжутся с нами, в течении нескольких дней.
Но они так и не связались.
Только начали докучать ещё больше. Звонить и приезжать домой, требуя подписать какое-то письмо.
Мама ничего не подписывала
Они оставили уведомление, что ждут ее на фабрике для того, чтоб она показала, как все произошло на месте происшествия. То, что мама находится на больничном, их не останавливало.
Они это всё хотели сделать в обход следователя!
Мама сама позвонила следователю и адвокату. Для того, чтобы поехать вместе с ними.
Приехав на место, мама обнаружила, что данные станки отгородили решетками безопасности. Чтоб не было подобных случаев.
Также руководство начали давить на маму и утверждать, что случившиеся произошло по её вине и что она сама засунула туда руку.
Общались они агрессивно не смотря на присутствие адвоката и следователя.
Даже случилась перепалка между адвокатом и руководством завода.
Женщина, которая лично показывала маме, как нужно чистить остатки теста, которые скапливались в узлах линии.
Все это она показывала, при включённом механизме.
После всего случившегося в телефоном разговоре подтверждала, что такое могло произойти с каждым, и с ней в том числе. Но потом её как будто кто-то отдёрнул, и она начала отрицать всё.
Мы понимаем, что работники просто боятся, что их уволят.
Город у нас не большой, и предприятий с хорошей заработной платой особо нет.
Руководство завода хочет уйти от ответственности!
Даже не желает как либо найти компромисс и предоставить достойную помощь.
Хотят сделать маму во всем виноватой.
Никак не компенсируя потерю руки, трудоспособности и полноценной жизни.
Просим помочь с оглаской.»
Такой вот крик души от дочери пострадавшей женщины.
Так прорывается невысказанная боль за маму.
Такой историей о «протезе» души.
Ну, а как бы вы хотели?
По мнению дочери пострадавшей женщины - произошедшее и происходящее может в какой-то мере выправить лишь огласка.
Получить комментарии у самого Акконда пока не удалось.
Криминальные аспекты данной истории расследует следователь СУ СКР по Чувашии, возбудивший после процессуальной проверки уголовное дело по ст.143 УК РФ.
Дело возбуждено против ответственных за безопасность труда на предприятии лиц.
По версии следствия, пострадавшая не была обучена безопасным методам труда.