Центробанк заявил об усложнении инсайдерам жизни

Центробанк заявил об усложнении инсайдерам жизни
По подписанному президентом РФ Владимиром Путиным закону «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» станет возможной более эффективная борьба с «манипулированием рынком» и неправомерным использованием инсайда, повествует в своих комментариях сегодня, 6 августа 2018 года, к данному событию Центробанк РФ.
В Банке России полагают, что теперь - помимо «снижения административной нагрузки на компании» - и сам «регулятор» (то есть – Центробанк РФ) «и участники рынка» смогут выстраивать более продуктивное противодействие так называемым «недобросовестным практикам на открытом рынке», поскольку «прописанный в законе» «перечень инсайдерской информации» «перестанет быть исчерпывающим», и «эмитенты» получают возможность не только «формировать его самостоятельно», «включая» в него «дополнительные виды информации», «исходя из особенностей своей деятельности», но и даже устанавливать «по своему усмотрению» даже и «сроки и порядок раскрытия такой информации».


При этом подчеркивается, что теперь «вводится четкое определение, что именно является манипулированием рынком».
«При этом Банк России сможет нормативным актом дополнять уже имеющийся в законе перечень действий, относящихся к манипулированию. Это даст регулятору возможность оперативно реагировать на ситуацию. В то же время за нарушения, указанные в нормативном акте Банка России, не предусмотрена уголовная ответственность, за них может последовать только административное наказание и иные применяемые Банком России меры. Отдельно прописывается, что за такие нарушения не могут быть привлечены к ответственности СМИ, опубликовавшие ту или иную информацию.
Закон также уточняет и детализирует порядок проведения Банком России проверок, связанных с противодействием неправомерному использованию инсайда и манипулированию рынком, в том числе проверок юридических лиц, не являющихся поднадзорными регулятору организациями. Сотрудники Банка России при проведении проверок получают право проводить осмотр помещений, территорий, предметов и документов. Но одновременно установлен жесткий порядок подобных проверок и осмотра: на них будет необходимо получить согласие Председателя Банка России или его заместителя; предусмотрена ответственность проверяющих за незаконное разглашение полученной информации, составляющей охраняемую законом тайну. Кроме того, доступ на территории и в помещения государственных органов и физических лиц с целью осмотра возможен только с их согласия,- указывается в официальных комментариях Центробанка РФ.
дополнительные материалы
На все вопросы отвечает Путин

Первый заместитель председателя Банка России Сергей Швецов в тексте официальных комментариев Центробанка РФ причисляет к ценностям данного закона то, что «в нем уточняется значительная часть норм, которые до сих пор имели двойственное толкование, а с другой – задача противодействия негативным явлениям на финансовом рынке теперь разделяется между Банком России и эмитентами». Он считает, что закон «позволит» «улучшить качество российского рынка улучшить качество российского рынка».
«Так, например, жесткий перечень инсайдерской информации не учитывает специфику конкретных компаний. Но аналогичная информация может быть для одного эмитента чувствительна, а для другого – нет. Теперь это противоречие устранено. Банк России и эмитенты получили инструментарий, который позволит повысить эффективность работы в сфере противодействия недобросовестным практикам и таким образом улучшить качество российского рынка. Закон также устраняет отдельные ограничения, препятствующие эффективному проведению расследований», – цитируется в тексте официального комментария Сергей Швецов.
Не только участникам данного специфического рынка, но и просто гражданам РФ теперь остается понаблюдать за тем, совпадут ли взгляды Центробанка с реальным, что называется, процессом.
Поскольку в современных реалиях многие законы почему-то весьма своеобычно, мягко говоря, реализуются. Законодатели в таких случаях говорят о плохом механизме реализации закона.