Уже втащили декорации

Уже втащили декорации

Появившиеся не так давно вирши одного не сказать чтобы совсем уж безвестного депутата-философа-поэта об уверенно вступающей в свои права сейчас весне, просто-таки волшебно декорирующей жизнь зеленым пробуждением, день ото дня красящей ткань бытия во все более чарующее многоцветие, дарующая надежды о, по крайней мере, более лучшей доле, чем просто зимняя доля, но и де-факто стартовавшая уже – после произошедшего в ЦИК РФ руководяще-кадрового обновления - выборная думская кампания, которая ныне в Чувашии будет сопряжена с выборами депутатов в Госсовет Чувашии, и некоторые «шевеленческие» события в чувашских политико-депутатских кругах, связанные с завершающимся пятилетним думским и «чувашско-госсоветовским» циклом в сих уже слегка «утино-хромающих» органах, но готовящихся к этакой реинкарнации, которая неизбежно произойдет осенью, наводят на мысль, что помимо всего остального человечества на свете, видимо, все же есть и декораторы и антидекораторы.

О ВЯЩЕЙ ПОЛЬЗЕ ДЕКОРАЦИИ И АНТИДЕКОРАЦИИ

Без декораторов и антидекораторов всему остальному человечеству, видимо, жилось бы на девяносто девять и девять десятых процентов не так чтобы вовсе плохо, а как-то не очень краше, чем с ними.
baskirskij regisser spektakl chebosaryПотому что без вельми трудной работы первых не только актерам на театральных подмостках и авансценах невозможно играть поставленные какими угодно режиссерами пьесы, а моделям-костюмерам - «моделировать» высокую, невысокую и какую угодно моду, творимую в мастерских известных и неизвестных и каких угодно кутюрье, и политдеятелям «двигать» в массы свою политрекламу, но и, возможно, всему остальному человечеству - представлять собственную жизнь.
Потому как – известно: весь мир театр, и все мы в нем актеры.
Без вторых театральные декорации со сценическими подмостками, возможно, давно уже заполонили бы девяносто девять и девять десятых процентов мирового пространства, и, к примеру, знаменитая аллея, по которой любил прогуливаться Толстой, сплошь была бы утыкана политрекламой, как теперь сказали бы, выдающихся, не особо выдающихся и каких угодно политдеятелей, вождей и даже регвождят тогдашнего времени, или там красиво предлагающими гражданам купить тогдашнее туалетное мыло баннерами с зазывными иллюстрациями круизов, и из-за этого великий гений не мог бы прогуливаться по знаменитой аллее, и в результате все остальное человечество, может быть, осталось бы без романов «Воскресение», «Войны и мира» и многих озарений гения, который призывал всех прочих человецев, в том числе и человецев с партбилетами в кармане, отказаться от фальши, лжи, лицемерия и вообще от всего того, что делает жизнь дурной и даже чудовищной.

ДЕКОРАТОРЫ-АНТИДЕКОРАТОРЫ И АДМИНИСТРАТОРЫ

gizn teatrНо кого считать декоратором и антидекоратором зависит не только от граждан, которым они декорируют и антидекорируют жизнь.
Ибо по давно заведенному, и, как говорится, не нами, порядку вещей среди декораторов есть и администраторы-декораторы, но и у них есть свои администраторы.
Эти-то администраторы – помимо, разумеется, того, что как-то очень абстрактно наречено словосочетанием «само время», и не только этакими депутатами-философами-поэтами – способны менять и свои взгляды, и людские взгляды даже на представления о декораторах и антидекораторах, и, может быть, от сей перемены меняется и «само время». По крайней мере, так могут в своих красивых летописях записать иные замечательные летописцы, и прецеденты тому, что называется, уже были.
Перемены воодушевляют некоторых актеров, которым почему-то бывает не все равно, в каких конкретных декорациях им играть в написанных для них пьесах, не говоря уж о режиссерах вообще и главных режиссерах в частности.
Возможно даже, что данный порядок вещей – всего лишь в общегуманитарном смысле, конечно, а не в каком-либо ином – затрагивает даже и не только прямых декораторов, антидекораторов и актеров, а даже и вещи, которые пару десятков лет назад – возможно, и ошибочно – некоторые почему-то стали считать, мягко говоря, несколько декоративными, хотя они, безусловно, таковыми в реальности и не являются, а по сути своей являются, может быть, одними из главнейших на свете.
Но у иных такое воззрение почему-то, что называется, установилось - эти-то, конечно, принадлежали к стану антидекораторов, и, возможно, действительно так считали, либо так считать им предписали свои собственные администраторы, но они демонстрировали, что именно так и считают.
При этом антидекораторы - по причудливому, но строго диалектическому закону – становились (быть может, и не замечая этого) даже и не слегка декораторами. Потому как выступали просто-таки прямыми декораторами.

АКЦИИ И ДЕКОРАЦИИ

Собственно, это реально происходило и не пару десятков лет назад, а каких-нибудь всего лишь пять лет назад, и даже не во вселенских масштабах (всего лишь в общегуманитарном смысле, конечно), и не со всеми, а только именно с некоторыми, и даже не во всей маленькой Чувашии, а только на небольшой территории в славном во всех отношениях городе Чебоксары, к примеру, 10 декабря 2011 года, то есть неделю спустя после состоявшихся 4 декабря 2011 года выборов в Госдуму РФ, с порядка тремя сотнями гражданами, которые, как они тогда утверждали, были недовольны «честностью» прошедших думских выборов (и с их результатом, конечно), и посему сначала помитинговали на отведенном им для этого месте - сквере Чапаева, произнесли речи о нечестности, по декларируемому ими мнению, думских выборов, некоторые из них даже говорили о том, что и федеральный и региональный ЦИКи в связи с этим выступили этакими глашатаями нечестных выборов (то есть - выступили не просто этакими декораторами, а вовсе декораторами-глашатаями), провозгласив их не совсем честные, по их мнению, результаты, а итоговым результатом сего по-своему интересного и где-то необычного действа явился этакий церемониал с символическим, как декларировалось тогда, отвозом группой активистов «символического венка» к Дому правительства Чувашии, и сей «символический венок» - по мысли инициаторов, так они, по крайней мере, декларировали - должен был символизировать «завершение в стране честных выборов».


miting u doma pravitelstva chuvashii 2 aprelya 2012 godaТо есть три сотни граждан и возглавлявшие их «инициаторы» выступили тогда в определенном смысле не только антидекораторами, но и где-то в сугубо диалектическом аспекте и декораторами. То есть они таким где-то сугубо декоративным образом, как они декларировали, декорировали прошедшие, по их мнению, не совсем честные думские выборы.
Ясное дело, такое декорирование пришлось не особо по вкусу тем, кто пребывал в Доме правительства, и данная декорация по факту не то чтобы совсем недолго, а и даже, можно сказать, считанные мгновения пребывала у Дома правительства в Чебоксарах: ее быстренько убрали, по указанию не совсем установленных конкретных администраторов, о конкретных личностях которых можно делать какие угодно предположения с различной степенью достоверности.
С тех пор минула почти пятилетка, и много с тех пор не только, как говорится, воды утекло, но и много кое чего поменялось и в текущей жизни, и жизненные декорации стали несколько иными и отличными, чем были 10 декабря 2011 года.
Сейчас, к примеру, вовсе не какое-то там постфинишное завершение, а только еще преддверие новых думских выборов, которые в Чувашии, в частности, будут сопряжены еще и с выборами депутатов Госсовета Чувашии.
И – несмотря на то, что многие из тогдашних актеров тогдашнего действа остались, как остались и многие из тогдашних декораторов и антидекораторов, которые сейчас, быть может, считают себя антидекораторами вместо декораторов, а по факту, может быть, дело как раз обстоит наоборот, и они выступают в несколько иных ипостасях - чем конкретно, каким конкретно они результатом завершатся,- этого, видимо, точно не знает пока никто, даже и сами участники предстоящих выборных баталий во главе с ихними администраторами, пока все они практически, что называется, первые среди равных.
Определенно по данной теме пока можно сказать, что, видимо, декабрьских декораций одиннадцатого года уже наверняка не случится.

КОМУ ТРУДНЕЕ

pamfilova i zik rf 3Этого, конечно, не допустят не только разные большие и малые администраторы, но и ставшая уже не только «первой среди равных» в российском ЦИКе Элла Памфилова (до этого напомним, она пребывала более двух лет – с восемнадцатого марта две тысячи четырнадцатого по двадцать пятое марта две тысячи шестнадцатого - в должности Уполномоченного по правам человека в РФ, то есть была, фигурально выражаясь, в ранге главного правозащитника в стране и главной по всем российским правозащитникам, а до этого – с тысячу девятьсот девяносто первого года по тысячу девяносто четвертый – являлась министром социальной защиты населения РФ в правительствах Гайдара и Черномырдина, депутатом Госдумы – в годы с тысячу девятьсот четвертого по тысячу девятьсот девяносто девятый, председателем президентской комиссии по правам человека – в годы с две тысячи второго по две тысячи четвертый, председателем президентского совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека – в годы с две тысячи четвертого по две тысячи десятый; и она даже имеет один опыт неудачной думской компании, когда просто не смогла попасть в ряды думцев, проиграв выборную думскую кампанию), которая, кажется, уже и сменила в российском ЦИКе куратора по Чувашии, и собирается в сжатые до осенних думских выборов сроки столь сильно реформировать ЦИК РФ, что у людей от этого вновь возникнет доверие к выборам.
Она даже успела уже сделать в СМИ заявление о том, что «не останется в стороне», ежели «будут какие-то злоупотребления или применение административного ресурса с чьей бы то ни было стороны», и не станет «закрывать глаза в угоду какому-нибудь, извините, малопопулярному руководителю на каком-нибудь там уровне, который пытается под себя подмять все, в том числе региональную избирательную комиссию, любой ценой и пройти, дискредитируя саму идею выборов», а также продекларировать кредо «при этом ни под кого не подлаживаться, не подстраиваться, не быть конъюнктурщиком, не оглядываться ни на запад, ни на восток, а только исходить из того, что ты должен делать в соответствии с твоими прямыми обязанностями, чувством долга».


Это, конечно, было довольно сильное заявление с ее стороны, и оно может определенно напугать кое-кого из администраторов, или же даже целый административный отряд, поскольку этаким-то макаром – «ни под кого не подлаживаться, не подстраиваться, не быть конъюнктурщиком, не оглядываться ни на запад, ни на восток, а только исходить из того, что ты должен делать в соответствии с твоими прямыми обязанностями» - может выйти некоторая излишняя реформация на стартующих через два года более важных выборах, в связи с чем этот самый административный отряд может и воспротивиться такому слишком уж безоглядному реформированию.
Но, видимо, до думских выборов, по крайней мере, реформирование будет все же проистекать в заявленном курсе – хотя бы для того, чтобы посмотреть, что из всего этого может в реальности выйти, для проекции на стартующие через два года куда более важные, чем думские (не говоря уже о чувашско-госсоветовских) выборы.
Тогда уже настанет черед выхода, возможно, и ученых политтехнологов, которые все знают о сакральной природе власти как таковой, а не только специалистов по выборному процессу.
Видимо, отнюдь не как в предыдущие выборные кампании, а целесообразно текущему историческому моменту в духе объявленной реформации будет отслеживать выборный процесс и немалый отряд правозащитников, который хотя и был несколько прорежен за прошедшую пятилетку прокуратурой и минюстом в свете кампании по выявлению так называемых «иностранных агентов», но все же прорежен не до такой степени радикально, что полностью утратил способность к какой-либо деятельности.
В иных случаях – как раз даже наоборот.
В Чувашии, например, некоторые правозащитники, участвовавшие, кстати, в «церемониальных» декабрьских событиях две тысячи одиннадцатого года с возложением символического венка к чебоксарскому Дому правительства (то ли в качестве антидекораторов, то ли декораторов, ставших антидекораторами, то ли просто наблюдателей, либо одновременно сразу в качестве и тех и других и третьих – история пока об этом умалчивает), уже объявили, что будут отслеживать данный процесс (то есть думский и госсоветовский). Сейчас - по крайней мере, по формально выданным словесным уверениям - уже не под исключительной эгидой реготделения одной исключительно справедливой партии, как это проистекало – разумеется, без какого-либо ущерба объективности и извлечения какой-либо выгоды в пользу исключительно справедливой партии - в предыдущую думскую кампанию и в другие годы. Такая – пока на уровне слов - последовала реформация.
Причем – видимо, абсолютно на бескорыстной и альтруистической основе (во всяком случае, каких-то публичных разъяснений на сей счет пока не прозвучало).
Что же касается реформации в региональных избиркомах, то тут ситуация, может быть, несколько сложнее, чем у кого-либо из выборного процесса. Поелику председатель, скажем, регионального избиркома, конечно же, находится в формальном вертикальном подчинении ЦИКу РФ, однако вот в горизонтальном существовании пребывает, что называется, по соседству, по крайней мере, с парочкой таких структур, в виде офисов-резиденций администрации главы региона и так называемой правящей политпартии, видных, может быть, и из окна регионального ЦИКа даже и невооруженным взглядом, которые в выборном деле, возможно, даже ни на чем не объедешь, как ни старайся.
И ранее-то обеспечение исключительно честного выборного процесса для членов-то каких угодно региональных избиркомов являлось делом вельми многотрудным и утомительным. И не потому вовсе, что кое-кто еще пятилетку назад в митинговой части «церемониальных» декабрьских событий две тысячи одиннадцатого года с возложением символического венка к чебоксарскому Дому правительства вещал о неких декораторах-глашатаях, мол, работающие декораторы не какие-то там белоручки, им в процессе работы доводиться порой так запачкать руки, что после приходиться их тщательно отмывать не только заурядным мылом, а новейшими чистящими средствами, а просто потому, что выборы иногда бывают грязными, иногда их просто так даже и официально именуют-называют, даже и в региональных избиркомах.
Один даже вовсе не маленький человек в чувашском избирательном процессе – после того как один из кандидатов в целые главы региона как-то неожиданно решил вчистую сняться с выборного процесса в завершившихся в прошлом сентябре в Чувашии выборов главы Чувашии – несколько утомленно так и сказал одному известному федеральному изданию: дескать, нынче пятница – тяжелый был день, тороплюсь в баню, потому как треба всю эту грязь с себя смыть.
Ну, а вот заявленный Эллой Памфиловой курс может для работников региональных избиркомов заметно утруднить самую их жизнь – потому как определенное ею кредо «ни под кого не подлаживаться, не подстраиваться, не быть конъюнктурщиком», а лишь «только исходить из того, что ты должен делать в соответствии с твоими прямыми обязанностями» может привести к гипотетически возможной ситуации, в которой, возможно, нужно будет зачислять в непроходные в думцы какого-нибудь видного представителя, скажем, правящей на данный момент политпартии, или же – опять-таки гипотетически - какого-нибудь ныне действующего думца, обретающегося в руководстве какого-либо думского комитета. Ведь ежели таких вдруг зачтут в непроходные, да таковые гипотетически случатся еще не в едином числе, то данный гипотетический случай исполнения «прямых обязанностей» чисто гипотетически может завершиться для фиксатора постановкой вопроса о дальнейшем исполнении им «прямых обязанностей».

КТО НУЖНЕЕ

gizn teatr1И, возможно, по итогам такой постановки кому-нибудь придется уже отнюдь не в служебном кабинете утешаться глубокомысленными философскими виршами какого-нибудь известного депутата-философа, и зафиксированной в его творениях где-то философской мысли про то, что, возможно, и сама жизнь устроена так, что в ней помимо всего остального имеются декораторы и антидекораторы: дескать, уверенно вступающая в свои права сейчас все зеленящая весна, ежели вдуматься, – по факту всего лишь предтеча грядущей осени, которая любую зелень «сантидекорирует», будто ее вовек не бывало.
Но потом все это – и весна и осень и нечто даже немножко большее - повторится, однако уже – без нынешней весны и грядущей осени, какой бы она ни была.
Какой-то, без сомнения, имеющийся самый главный администратор так все устроил.
Можно назвать данный «круговорот вещей в природе» циклом, или, если хотите, как угодно.
Такой цикл – или назовите это как угодно – без сомнения, присутствует и в так называемой политической жизни, и даже в иных, отличных от политических, жизнях.
Это со всей определенностью показывают не то чтобы последние многие десятки лет, а и, возможно, гораздо много больше лет, в том числе и думские, и госсоветовские события, то есть события в слегка уже «утино-хромающих» органах, но готовящихся к этакой реинкарнации, которая произойдет осенью.
Возможно, данной реинкарнации подвергнуться не все ныне действующие конкретные винтики и отдельные части, которые, видимо, неизбежно заменят.
Но большинство ныне действующих конкретных винтиков и частей надеются, что не их. Некоторые из них подымают шум, демонстрируя своей все возрастающей активной деятельностью, что они-то - самые нужные, и без них попросту не обойтись.

дополнительные материалы
Будут и франкенштейновы пигмалионы

На днях, например, в госсоветовских «декорациях» прозвучала одна озвученная уже почти что «вертолетная» акция.
На пятки им наступают конкуренты, которые в данный момент не являются депутатами, но хотят ими стать. Список претендентов уже озвучивается, но полный конкретный их перечень будет известен несколько позднее.
Для тех и других тут определяющее слово – «хотят». И хотят настолько, что, возможно, готовы вступать в самые неожиданные альянсы и союзы, и под сие выборное дело охватывать даже и тех, кого в другой ситуации и не стали бы охватывать.
Такие воздвигаются декорации в выборный год, точнее – в фактически уже наступившее выборное время.
Но это уже совсем не декораторы, али там антидекораторы.
Но это – уже совсем иная история.