Не за горами, но – в поиске

Не за горами, но – в поиске
Обнародована текущая ситуация с недугами пшеницы, человека и климата
Выступающее резко против запрета селекции и перехода на питание сугубо «натуральными» дикими растениями и призывающие «быстрее развивать генетику и генную инженерию», дабы «процесс создания новых сортов» стал «более осмысленным и безопасным», «Элементы» - в своем пересказе опубликованных в Science исследований японских и американских генетиков - повествуют о противостоянии опасной болезни - пирикуляриоза пшеницы. До восемьдесят пятого года прошлого века эта вызываемая паразитическом грибком Pyricularia oryzae болезнь поражала рис и другие злаки, однако после заражения пшеницы в 1985 году на юге Бразилии пирикуляриоз основательно прошелся не только по всей Южной Америке, но и в 2016-м году достиг Азии. Заморские исследователи установили, что паразит перескочил «на нового хозяина» из-за выбытия из строя белка PWT3, по коему «защитный белок пшеницы Rwt3» узнает паразита. Ученые пришли к выводу, что перекинуться на пшеницу ранее ее не поражавшей болезни позволило, скорее всего, выращивание в Бразилии с восьмидесятого года прошлого века хотя и высокопродуктивного, но с отсутствующим белком Rwt3 сорта пшеницы под названием «Анауак». Подмяв под себя сей незащищенный сорт, использовав его в качестве своеобразного плацдарма для наступления, паразит затем с легкостью начал завоевывать уже и «защищенные сорта», причем для этого паразит даже избавился «от одного», как отмечается в пересказе, «из своих белков».
В свою очередь «Наука и жизнь» в своем пересказе опубликованного в Nature исследования повествует об относительном успехе применения специально созданной «под конкретную опухоль» вакцины против меланомы: утверждается, что такой метод позволил остановить болезнь не у одного, а у «нескольких пациентов». В частности, сотрудники Онкоинститута Даны и Фарбера разработали «индивидуальные коктейли-вакцины» для шести конкретных человек с меланомами. После ее применения у четырех пациентов меланома не вернулась, а двух она хоть и вернулась через два года, но ее своевременно позволило «подавить» применение «дополнительного иммунотерапевтического препарата».
Еще одна группа специалистов – из Майнцского университета – апробировала экспериментальную методу борьбы с той же меланомой на тринадцати добровольцах, пойдя по несколько иному пути: добровольцам, согласно пересказу, впрыскивали «набор РНК, в которых была информация для синтеза раковых мутантных белков, числом до десяти».
В итоге у восьми добровольцев за год наблюдений повторной меланомы не появилось, а у пяти других сначала пошло новое распространение опухоли, но после вакцинации она пошла на спад, и вторично ее вырезали лишь у одного человека.
Хотя и в пересказе и отмечается немногочисленность участвовавших в исследованиях добровольцев вкупе с отсутствием сравнения их состояния с какой-либо контрольной группой, участники коей в противовес добровольцам вовсе не получали вакцину, «Наука и жизнь» все же считает полученные результаты «весьма обнадеживающими».
Однако в действительности о каких-либо сугубо научных результатах и в том и в другом исследованиях из-за микроскопичности участников, видимо, вообще не может пока идти кокой-либо речи. Это, собственно, косвенно и подтверждается в тексте самого пересказа «Науки и жизни», в котором выражается надежда на то, что «за повторными клиническими испытаниями, очевидно, дело не станет».
Между тем, ученые из Центра имени Гельмгольца по исследованию океана (GEOMAR) и помогавшие им коллеги из работавшей под их началом международной группы в поисках причин климатических изменений на планете, все более напоминающих некую особую климатическую болезнь, вышли на «неожиданный», как повествуется в пересказе «Ленты.ру» их опубликованных в Nature Communications исследований, результат последствий так называемого «глобального похолодания». Они усмотрели усиление вулканической активности при наступлении так называемых «ледниковых эпох» и уяснили, «почему», как утверждается, «при похолодании концентрация углекислого газа в атмосфере может оставаться стабильной».
В пересказе приводится известный тезис про то, что «глобальная средняя температура связана с содержанием парниковых газов в воздушной оболочке Земли», а также сообщается, что почти одиннадцать тысяч лет назад, при окончании наиболее ближней к нам по времени ледниковой эпохи, произошли извержения расположенных на суше вулканов. Как предполагается, причина той вулканической активности могла заключаться в «уменьшении давления на мантию Земли из-за таяния ледников». Тогда в итоге произошел выброс в планетную атмосферу большого количества углерода, что еще более подстегнуло так называемое «глобальное потепление». По идее, это должно было привести «и к противоположному», как разъясняется в пересказе, «эффекту — падению концентрации углекислого газа из-за похолодания».
Но восемьдесят пять-семьдесят тысяч лет назад – во времена, «когда глобальная средняя температура снижалась из-за изменения расположения оси планеты» - «содержание углекислоты» почему-то «оставалось стабильным».
Моделирование геологических процессов в недрах Земли позволило ученым сделать вывод, что увеличение «ледниковой массы» и падение «уровня моря» способствовали «уменьшению давления» «на верхние слои мантии под океанами», и это привело к плавлению пород и выбросу магмы.
В частности, «горячие точки», как утверждается в пересказе, образовались тогда «в районе срединно-океанических хребтов (расположены в центральных частях всех океанов)». Это – согласно пересказу – притормозило снижение «концентрации» углекислого газа «примерно на 15 тысяч лет». «Однако примерно 70 тысяч лет назад содержание углерода в атмосфере продолжило резко снижаться,- несколько загадочно отмечается в пересказе «Ленты.ру».
Но это пока что никак не проясняет того, что нынче все-таки происходит с климатом.