Деятели науки меняют представления о жизни

Деятели науки меняют представления о жизни
Помимо прочего - двигают и развивают представления о мире, в том числе и научные, и неправильности.
Поскольку порождают - помимо прочего - желание их устранить.
Потому как мир - помимо прочего - есть средоточие неправильностей.
Он, собственно, и стоит - помимо прочего - на неправильностях, и всегда, видимо, стоял - помимо прочего - на них, а не только во времена, когда считалось, что мир стоит на трех китах.
Так было тогда, так есть ныне - в век далеко уже не «паровозных индустрий и примусов», а компьютерной машинерии и космических технологий.
Так, видимо, будет и в будущие времена, когда изобретут иные технологии.
Потому что поймут - что предыдущие были неправильными.


Возможно, у человека как такового вообще такая планида - устранять прежние неправильности, чтобы совершать и оставлять новые.
Очень даже может быть - в силу того, что он изначально был поставлен в ситуацию незнания на вроде бы самый простой и одновременно главный вопрос - о том, откуда, почему и зачем произошла жизнь, и достоверного ответа на него доселе так и не получил.
Вчерашние ответы сегодня кажутся вовсе неверными, либо - не совсем верными.
И попытки - повторяются.
nepravilnosti dvigajyut nauchnie predstavleniya2Так как прежние показали: жизнь, в которой не содержится хотя бы достоверной подсказки о том, почему и как она возникла, это, nepravilnosti dvigajyut nauchnie predstavleniyaвидимо, неправильная жизнь.
И действительность, в коей изначально нет простого и ясного ответа на то, как именно и откуда она проистекла и явилась,- это, безусловно, неправильная действительность.
В осмыслениях и попытках рождаются не только революционеры и диктаторы, правители и врио, но и - помимо прочего - и новые научные гипотезы.
Некоторые из деятелей науки при этом умудряются не только разрабатывать и являть миру отточенную научную идею вроде той, что «организм в своем индивидуальном развитии повторяет путь эволюции своего вида», но и представать своеобычными художниками.
Как, к примеру, германский зоолог, художник и философ науки Эрнст Геккель (1834–1919), который, собственно, и сформулировал идею о повторяющем «путь эволюции своего вида» в своем индивидуальном развитии организме, об этом ныне повествуют в своем пересказе «Элементы».
Он был убежденным сторонником Дарвина и в своих картинах и рисунках изображал не только пейзажи и виды города, а и главным образом разного рода живых существ - от медуз до предков человека, многие из которых нашли отображение в его книге «Красота форм в природе».
Однако его теория об индивидууме, повторяющем «путь эволюции своего вида», сейчас считается опровергнутой:пришедшие вслед за Геккелем в науку исследователи сочли ее неправильной, выдвинули и доказали - свои. Пока они считаются более правильными. И таковыми они будут - покуда новые деятели науки не обоснуют их неправильность и не предложат собственные, куда более правильные.
Возможно, на такой повторяемости уточнений и внесений новаций - стоит наука.
nepravilnosti dvigajyut nauchnie predstavleniya3Однако извечная шарада про то, как именно зародилась жизнь на Земле и возникла ли она исключительно эксклюзивным и уникальным nepravilnosti dvigajyut nauchnie predstavleniya4образом в недрах самой планеты либо была привнесена извне космосом, покуда ею не разгадана и не разрешена.
В попытках деятелей науки добраться до ее первопричин и истоков, без сомнения, также присутствует по-своему интересный архетип повторяемости: нечто, что приходит всякий раз, когда не одни лишь деятели науки, а любой и всякий не то чтобы обращается мыслью к этой главной загадке всех времен и народов, а еще только лишь намеревается подступиться к ней.
То нечто - что прекрасно было воплощено в произведении Станислава Лема и фильме Андрея Тарковского «Солярис».
Но в ней, судя по пересказам специализирующихся на открытиях науки изданий и информагентств, не без новаций.
В частности, японские деятели науки, как повествует РИА Новости, сумели сделать несколько серьезных открытий, которые подвигают научный мир сделать вывод о внеземных истоках возникновения жизни.
Информагентство в своем пересказе публикации в Frontiers in Microbiology сообщает, что им экспериментально удалось добыть доказательство в пользу гипотезы так называемой панспермии - про то, что способные выживать в чистом космосе живые организмы могут на кометах и астероидах с одних планет попадать на другие. Они по итогу трехлетнего эксперимента на японском экспериментальном космическом модуле «Кибо», размещенном на внешней, открытой космосу стороне МКС (Международной космической станции) установили, что колонии бактерий деинококков способны выжить в условиях космоса несколько лет и - таким образом - остаться невредимыми в ходе космического перелета.
nepravilnosti dvigajyut nauchnie predstavleniya5Бактерии были размещены в так называемые агрегаты разной толщины: эксперименты показали, что, хотя и «бактерии на поверхности nepravilnosti dvigajyut nauchnie predstavleniya1бактериальных агрегатов» (то есть - находившиеся в первом, непосредственно соприкасающимся с космосом слое) и «умирали», они перед своей гибелью успевали создать «защитный слой для микроорганизмов, находящихся под ним, обеспечивая выживание всей колонии». Японские деятели науки подсчитали, что бактерии «в грануле толщиной более 0,5 миллиметра» вполне способны «прожить на поверхности космического корабля от 15 до 45 лет», то есть - остаться живыми на время космического перелета с одной планеты на другую. В открытом же космосе колония бактерий диаметром около одного миллиметра, по подсчетам японских деятелей науки, может продержаться в живых до восьми лет.
Другое же открытие японский ученых говорит о том, что многообразие различных видов жизни на Земле было обеспечено внеземным путем, из космоса, за счет занесенного в больших объемах фосфора вместе с интенсивно бомбардировавшими Землю около 800 млн лет назад астероидами и метеоритами. В этот период (от 750 до 800 млн лет назад), как подсчитали ученые, на Луну с Землей в общей сложности упало порядка 40 триллионов тонн осколков крупных астероидов, достигавших до десяти километров, но на Землю - в большем в 20 раз количестве, чем на Луну, и они-то и принесли с собой большое количество фосфора.
А попадание большого количества фосфора в тогдашний мировой океан Земли сильно повысило концентрацию в нем фосфора (его стало более чем в десять раз больше, чем было до этого) и по факту изменило морскую среду и привело к многообразию различных видов на Земле. По мнению японских деятелей науки, даже сейчас можно наблюдать остаточное явление того изменения морской воды и появившегося на Земле многообразия жизни - в виде так называемых «красных приливов», когда происходит «чрезмерное увеличение планктона в море, вызванное обогащением воды питательными веществами, насыщением ее биогенными элементами благодаря увеличению содержания азота и фосфора».
Так - устраняя прежние неправильности - деятели науки и открывают, собственно, новые пласты и эпизоды в эволюции живого.