Деятели науки вышли на нерекомбинацию

Деятели науки вышли на нерекомбинацию
И - мозг от материнских бактерий
Конец эволюции одного представителя вида может быть началом победного шествия для другого представителя того же в принципе вида.
Потому что великий конструктор и творец сущего (или называйте это, как хотите) сконструировал победно шествующего, видимо, более приспособленным и продвинутым, и это, собственно, и помогло ему преодолеть вставший на пути развития вида барьер и пройти, что называется, отбор.
Как именно это произошло, зачем и почему - это всегда волновало деятелей науки. Даже и в те времена, когда и эволюция современной науки еще только зачиналась, и Земля, как предполагалось, была плоской и держалась на китах, а вовсе не эллипсоидной и где-то круглой формы, и в расчет еще не бралась основополагающая мысль про то, что современный человек произошел от так называемых человекообразных приматов, гоминид, поскольку тогда и такой мысли-то, собственно, еще и не было.
Быть может, та самая эволюция и началась из попытки ответить на данные вопросы.
В том числе - и применительно к себе, то есть - человеку.


Deyateli nauki vyshli na nerekombinaciyuПосле того, как та основополагающая мысль была озвучена, и она, пройдя скзвозь научный отбор, была принята научным миром, деятели Deyateli nauki vyshli na nerekombinaciyu1науки, вооружившись созданием отделов эволюционной генетики в структурах научных учреждений, изобретением терминов митохондриальная ДНК и митохондриальная Ева, ядерная ДНК, палеогенетика и огромного количества иных исключительно научных названий, создав оборудование, дающее деятелям науки возможность прочитать древние геномы, заглянуть в глубины мтДНК, Y-хромосомы и прочие высокосложные материи, проделали немалый путь, прояснив многие фрагменты того, как оно, собственно, так вышло, что с авансцены эволюции сошли и денисовцы, и неандертальцы, и гейдельбержцы, и все прочие сапиенсы, а остался только современный человек.
Последовательное добытие новаций и формулирование в связи с ними новых гипотез, собственно, продолжается и поныне. О некоторых из них ныне повествуют в своих пересказах специализирующиеся на открытиях науки издания.
Из них следуют довольно оригинальные научные конструкции.
В частности, вездесущая «Наука и жизнь» в своем пересказе публикации в Nature говорит о возможном формировании мозга детей на внутриутробном еще уровне микробами, обитающими в теле их матери. Пока эта гипотеза экспериментально подтверждена на опыте с мышатами.
Деятели науки установили, что «мышата, родившиеся от безмикробных матерей», в сравнении с детенышами, появившимися на свет от имеющих кишечных микробов матерей, с запозданием реагировали на прикосновение, и сравнительно поздно замечали, что к их лапке что-то прилипло.
Deyateli nauki vyshli na nerekombinaciyu2Тогда ученые искусственно и преднамеренно ввели безмикробным мамам во время беременности бактерии клостридий - в результате Deyateli nauki vyshli na nerekombinaciyu3родившиеся от них мышата реагировали на прикосновение так, как и следовало, и у них нейроны таламуса отращивали себе стандартные отростки-аксоны, а не более короткие, как у мышат, родившихся от чисто безмикробных мам.
Из этих фактов деятели науки сделали однозначный вывод о влиянии бактерий внутри тела матери на развитие мозга у эмбриона. Такая вот примечательная эволюция мозга эмбрионов мышат в непосредственной связи с обретающимися в теле их матери микробами. Такая вот по-своему интересная конструкция.
Ну, а «Элементы» в своем пересказе публикации Science повествуют о весьма примечательных результатах анализа «Y-хромосомы денисовцев и неандертальцев, живших 700–40 тысяч лет назад», в сопряжении с современным человеком, потому что они показали, что «Y-хромосома неандертальцев близка к человеческой, а от денисовской отстоит существенно дальше».
В пересказе поясняется удивительная картина про то, что «в какой-то момент, скорее всего не позже 100 тысяч лет назад, в результате гибридизации неандертальцы получили в свой геном сапиентный довесок, в том числе — Y-хромосому и мтДНК», и «этот довесок закрепился и распространился, заместив «родные» неандертальские варианты».
Deyateli nauki vyshli na nerekombinaciyu4«Отбор, по-видимому, сильнее всего действовал именно на нерекомбинирующие части генома — Y-хромосому и митохондриальную ДНК,- отмечется в пересказе.
Но и в этой новации, как, впрочем, и с новацией о формировании мозга мышат, пока еще очень много неясностей для деятелей науки.
Пока круговорот научной мысли достиг этого предела.
Потому как творец и великий конструктор сущего (или называйте это, как хотите) сконструировал отнюдь не простую ситуцию, чтобы запросто можно было ее понять и постичь замысел.
Поэтому и называть его конструктором, наверное, не слишком-то и корректно.
Все же не следует умалять его значение.