В моллюсковой молекуле увидели РНК-вселенную памяти

В моллюсковой молекуле увидели РНК-вселенную памяти
О том, что есть память, ведают, видимо, лишь великие писатели, написавшие выдающиеся романы.
А вот научным спецам по этому поводу вплоть до сего времени мало что конкретно известно – они покамест блуждают в потемках, и практически не ведают устройство памяти и механизм ее воспроизведения даже у ничтожного по сравнению с венцом природы – человеком – морского моллюска.
До недавних пор научные воззрения на память сводились к теории про то, что она запрятана где-то в нейронных цепочках, синапсах.

дополнительные материалы
Ученые ударились в создание РНК-мира

Однако ученые из лос-анджелесского Калифорнийского университета на серии экспериментов доказали, что устройство памяти как таковой гораздо сложнее и гнездится она не совсем в синапсах, и ее главным носителем и специфическим регулятором, возможно, являются РНК-молекулы, об этом повествует в своем пересказе опубликованных в eNeuro результатов их исследований «Наука и жизнь».
Штатовские научные спецы избрали для своих опытов как раз морского моллюска, именуемого в ненаучном обиходе морским зайцем, из-за того, что у данного моллюска крупные по сравнению с прочими созданиями нейроны и их у него не так много, в пределах двадцати тысяч штук.
Ученые сначала воздействовали на одного морского зайца электротоком, добиваясь, чтобы он сжимался в комочек от прикосновения дольше обычного. То есть – научили пугаться более продолжительное время против обычного, природного.
Ну, а потом у «прирученного» моллюска извлекли «РНК из тех нейронов, которые отвечают за такую защитную реакцию», и ввели еще не «прирученному» моллюску. В итоге не «прирученный» моллюск стал вести себя, как и «прирученный», то есть – пугался дольше обычного.
Ученые сделали вывод, что это «молекула РНК перенесла память от одного моллюска другому».
Видимо, так действует какая-то регуляторная РНК, коя сочетается с процессом «метилирования ДНК».
«При метилировании на молекулу ДНК специальные ферменты прикрепляют (или снимают) химические метильные группы, и те гены, которые попали под метилирование или деметилирование, меняют свою активность. Если механизм метилирования в нейронах моллюсков отключали, «РНК памяти» не работали – можно предположить, что это какие-то регуляторные РНК, взаимодействующие с ферментами метилирования ДНК.
Наконец, в последней серии опытов удалось показать, что РНК влияет на эффективность межнейронных связей: если нервные клетки обрабатывали «РНК памяти» (то есть РНК, которую брали у моллюсков, приученных долго бояться), то после обработки РНК нейроны на внешние импульсы возбуждались сильнее и передавали сигнал своим соседям эффективнее.
Сама по себе РНК никакой памяти не несет, но зато она так изменяет структуру ДНК, что нейрон оказывается в состоянии что-то запомнить,- разъясняется в пересказе.
Но пока по поводу РНК-памяти научным спецам далеко не все ясно, они пока лишь подступили к теме, которая, возможно, необъятна, как космос. И – чтобы понять хоть что-то – ученым, быть может, понадобится немало времени. И совершенно точно – провести множество экспериментов и исследований.
У научных спецов преобладал перекос в научных изысканиях в пользу ДНК-мира, тогда как, быть может, одни из основных загадок эволюции кроются в РНК-вселенной.
То, что РНК играет немаловажную роль, собственно подтвердили исследования с памятью штатовских спецов.