От энграмм до одновременности олдувайского камня

От энграмм до одновременности олдувайского камня
Воспоминания как таковые и их взаимосвязь возможны лишь в контексте, и за это отвечает исправная работа энграммных нейронов.
Без них люди, возможно, и не могли бы через взаимосвязанные воспоминания объяснять жизнь ни самому себе, ни кому-то другому.
Потому что память хранит не просто какое-то событие, а его контекст, и связь воспоминаний у живых существ поддерживается в силу функционирования именно энграммных нейронов. Благодаря такому порядку вещей мы вспоминаем, что ««не просто ели бабушкин пирог», а то, что «ели его в доме», «а дом тот» расположен «в деревне», а в той «деревне жили еще» «наши знакомые» и проч., об этом повествует в своем пересказе опубликованных в Neuron исследований специалистов Массачусетского технологического института «Наука и жизнь».


Ot ehngramm do odnovremennosti olduvajskogo kamnya1Деятели науки «под энграммой понимают след, оставленный раздражителем».

«Если говорить о нейронах, то повторяющийся сигнал – звук, запах, некая обстановка и т. д. – должны провоцировать в них некие физические и биохимические изменения. Если стимул потом повторится, то «след» активируется, и клетки, в которых он есть, вызовут из памяти всё воспоминание целиком. Иными словами, у нас энграммные («ключевые») нейроны отвечают за доступ к записанной информации, а чтобы сами они заработали, на них должен подействовать ключевой сигнал,- разъясняется в пересказе.

дополнительные материалы
Метановым бактериям бернессит не помеха

Такую вот память с взаимосвязью воспоминаний обустроила эволюция.
Но то – воспоминания конкретной человеческой личности.
А ведь – помимо этого - есть еще исторические события. Они могут быть настолько древними, что и те самые энграммные нейроны не пробудят воспоминаний о них.
Например, прояснению того, что происходило в известной так называемой олдувайской культуре, те энграммные нейроны вряд ли чем помогут. Этому могут помочь разве что традиционные раскопки. И именно через раскопки деятели науки не просто «вспомнили» и «прочитали», что в колыбели «олдувайской культуры» - восточной Африке – восточноафриканские гоминиды начали использовать примитивные каменные орудия для разделки туш примерно 2,6 млн лет назад, но и установили, что и североафриканские гоминиды, обитавшие в северной Африке, начали пользоваться такими же каменными орудиями если уж не почти одновременно с восточноафриканскими гоминидами, то ненамного позже, об этом – как о важном открытии – повествуют в своем пересказе «Элементы».

«В местонахождении Айн Бушери в двух слоях с вероятным возрастом около 2,44 и 1,92 млн лет найдены каменные орудия олдувайского типа и кости крупных и мелких млекопитающих со следами обработки. Судя по распределению царапин на костях животных, древние обитатели Северной Африки имели доступ к целым тушам, а не подбирали крохи со стола более сильных хищников и падальщиков,- разъясняется в пересказе.- Данное открытие, наряду с другими находками последних десятилетий (такими, например, как находка сахелянтропа на северо-западе Чада), заставляет осторожнее относиться к устоявшейся теории о том, что эпицентром антропогенеза была Восточно-Африканская рифтовая долина. Может быть, эволюционные процессы, которые в итоге привели к появлению Homo sapiens, на самом деле разворачивались на более обширных пространствах Африканского континента».

дополнительные материалы
Разным эволюция и дает разное

Такая вот могла быть эволюция.