Муха в эоцене не ведала об опасности медленного хождения

Муха в эоцене не ведала об опасности медленного хождения
Про меж формул о рассеянной по галактикам звездной пыли, путей отыскания суперсимметричных частиц через коллайдеры, по-своему замечательного, но зацитированного донельзя наставления Плутарха про то, как именно молодой человек должен читать поэтов, с попутной приписываемой им Сократу мудростью - «Я ем, чтобы жить. А некоторые живут, чтобы есть», мириад мириадов всякой всячины, наполняющей мир, и нектарная пыльца в брюшке мухи способна приоткрыть деятелям науки некоторые реалии жизни, каковой она была 47 млн назад.
Ученые по той пыльце выстраивают даже историю о жизни и смерти пообедавшей ею мухи.
Muha v eocene ne vedala ob opasnosti medlennogo hozhdeniya1Порхавшая в середине эоцена у озера муха в районе современного германского местечка Мессель была - по классификации ученых - мухой Muha v eocene ne vedala ob opasnosti medlennogo hozhdeniya2Hirmoneura messelense (Nemestrinidae, муха-неместринида), и внесла вклад не только в эволюцию Muha v eocene ne vedala ob opasnosti medlennogo hozhdeniya3древних мух как таковых, но и несомненно - в эволюцию живого на планете Земля, поскольку, как установили деятели науки, она явилась наглядным доказательством, первым для научного мира подтверждением, что мухи семейства Nemestrinidae жили-существовали через палинофагию (то есть - питались пыльцой).

дополнительные материалы
Динозавров мир смел астероид-таки

Такая это оказалась практически эволюционная для данного семейства Nemestrinidae муха, об этом в своем пересказе публикации в Current Biology повествуют «Элементы».
Деятели науки нашли каменный отпечаток этой мухи в эоценовых отложениях, и по нему, «отковыряв кутикулу в четырех точках», определили, что муха в день своей гибели отобедала, в основном, пыльцой двух родов растений - так называемым девичьего винограда (Parthenocissus), «чьи ярко красные побеги осенью можно видеть на стенах дачных домиков и беседок», и травянистого растения Decodon из семейства дербенниковых, «которое в наши дни произрастает в Северной Америке». По объему в брюшке мухи на два этих растения пришлись 53% и 41% всех пыльцевых зерен, а «остальная пыльца принадлежит, главным образом, растениям из семейств оливковые и сапотовые».
Из этой малости, собственно, деятелям науки открылась картина древнего мира в середине эоцена.
Как полагают деятели науки, растения, пыльцу которых отведала муха росли на границе вулканического озера, которое в те времена было окружено густым субтропическим лесом.
Сама муха имела по-своему интересное строение - у нее имелся необычайно длинный хоботок (он может в 4 раза превосходить остальное тело, из-за этого российские ученые называют этот вид мух длиннохоботницами).
дополнительные материалы
Деятели науки вникли в микроструктуры

Она не имела страсти к дальним и длинным перелетам, ученые даже вывели, что у представительниц данного вида «среднее расстояние между посещенными растениями» «составляет менее одного метра».
Но - коротко перелетая от растения к растению, муха опыляла девичий виноград и дербенниковое растение, причем - точно также, как их опыляют и ныне современные родственницы древней мухи.
Однако одной лишь пыльцой с нектаром, как предполагают ученые, рацион древней мухи не ограничивался.
Такая вот эволюционная картина мироздания времен среднего эоцена вышла для деятелей науки из наполненного пыльцой брюшка древней мухи.
Muha v eocene ne vedala ob opasnosti medlennogo hozhdeniya4Кишечник - он вообще способен рассказать о многом, в том числе - о том, как кишечная микрофлора отражает патогенные микробы, и какие новые способы для борьбы с ними можно изыскать, исследовав биохимической механизм противостояния им.
Об этом повествует в своем пересказе публикации в Cell «Наука и жизнь».
Сотрудники Национального института аллергии и инфекционных болезней для этого поставили опыт на мышах, намеренно заразив подопытных бактерией Klebsiella pneumoniae, коя «вызывает самые разные болезни, от гайморита и пневмонии до воспалений мочеполовых путей», а после у перенесших инфекцию мышей брали образцы микрофлоры и анализировали всю бактериальную ДНК. В итоге получили интересные результаты.
«Оказалось, что после инфекции у нормальной микрофлоры становится больше генов, которые управляют метаболизмом соединений серы. То есть среди кишечных бактерий преимущество получали те, у кого были гены, к примеру, для расщепления таурина. Таурин появляется из желчных кислот, которые необходимы для переваривания жиров. Особые кишечные бактерии расщепляют желчные кислоты с образованием таурина. Сам таурин служит источником энергии уже для других бактерий,
которые расщепляют его с образованием сероводорода. Если сероводорода становится много, он подавляет активность ферментов из группы цитохромоксидаз. Эти ферменты необходимы для аэробного метаболизма, то есть для получения энергии с помощью кислорода.
Многие патогенные бактерии живут на аэробном метаболизме. Когда микрофлора повышает уровень сероводорода, она в прямом смысле не даёт дышать патогенным микробам.
(Притом сама микрофлора, очевидно, может получать энергию не только кислородным дыханием, но и другими способами.)
Мышей, перенёсших инфекцию, вредные бактерии не могли заразить снова: после инфекции собственная мышиная микрофлора уже была настроена душить патогены сероводородом.
Более того, если животным в пище подмешивали таурин, эффект был тот же: мыши становились устойчивы к кишечным инфекциям,- говорится в пересказе.
Muha v eocene ne vedala ob opasnosti medlennogo hozhdeniyaВозможно, открытие деятелей науки из Национального института аллергии и инфекционных болезней откроют новую страницу в эволюции борьбы с инфекциями.
Но пока в мире имеются и другие смертельно опасные бактерии и напасти и помимо патогенных в кишечнике, и от них гибнут люди.
Причиной и источником смерти найденной жившей в середине эоцена мухи-неместриниды у озера в районе современного германского местечка Мессель стали, видимо, выбросы ядовитых газов, потому как озеро было вулканическим, и в том месте периодически случались выбросы ядовитых для живых существ веществ. Одно из них застигло древнюю эволюционную муху в полете, и она в результате сгинула в водах древнего озера.
А в реалиях сегодняшнего мира люди продолжают гибнуть от COVID-19, хотя и вроде разработаны уже немало видов вакцин против этой напасти.
Но окончательное поражение COVID-19 еще не нанесено, а деятели науки, между тем, рапортуют о новых рисках, причем - смертельных, для все новых и новых категорий граждан. Их исследования по данному поводу едва ли не ежедневно в перманентном режиме публикуют в своих пересказах издания.
Ныне вот о повествуется о названном великобританскими деятелями науки из университета Лестера увеличивающим риске смерти от COVID-19 факторе. Ученые на основе своих исследований, в частности, докладывают, что шанс умереть от коронавируса у медленно ходящих граждан в сравнении с передвигающимися в быстром темпе гражданами в 3,75 раза выше.
Такие вот в нынешнем сложном с мириадом всячин имеются причинно-следственные взаимоотношения.