В разности древних миног и ген шимпанзе проглянула эволюция

В разности древних миног и ген шимпанзе проглянула эволюция
Быть может, подлинный облик мира на мгновение-другое приоткрывается через разности
Возможно, именно поэтому разного рода разности столь и ценны для разных деятелей науки.
В некоторых из разностей они даже усматривают эволюционные открытия.
V raznosti drevnih minog s genami shimpanze proglyanula evolyuciya1Ныне вот специализирующиеся на открытиях науки издания в своих пересказах повествуют о том, что мальки обитавших в девонском и V raznosti drevnih minog s genami shimpanze proglyanula evolyuciya2каменноугольном периодах древних миног вовсе не имели ланцетникоподобной личинки-фильтратора V raznosti drevnih minog s genami shimpanze proglyanula evolyuciya3(стадию пескоройки), и эту стадию миноги в своей эволюции приобрели сравнительно поздно, и поэтому общий предок позвоночных на планете Земля, возможно, был не таким, как ранее представлялось, а также о том, что одни и те же гены у человека и шимпанзе - при общем совпадении генов у тех и других на 99% - работают совсем по-разному.


Совместное исследование мальков древних миног подвигло штатовских, канадских и южноафриканских палеонтологов к интересному выводу про то, что ««примитивная» морфология пескоройки на самом деле вторична, а ее сходство с ланцетником — результат конвергенции или эволюционной реверсии (возврата к предковому состоянию)», поэтому «реконструировать на ее основе общего предка позвоночных не более оправданно, чем судить о предках насекомых по строению гусеницы».
дополнительные материалы
Динозавров мир смел астероид-таки

Об этом в своем пересказе публикации в Nature повествуют «Элементы». «Отсутствие стадии пескоройки у четырех базальных миног говорит о том, что ее, скорее всего, не было ни у последнего общего предка миног, ни у последнего общего предка круглоротых. Древние миноги вылуплялись из яйца сразу зубастыми хищниками. А фильтрующая личинка — позднее приобретение. Возможно, оно было как-то связано с адаптацией к пресным водам. Ведь современные миноги размножаются в пресных водоемах, так что пескоройки — чисто пресноводные животные. А древние миноги размножались в море.
В результате интерпретация жизненного цикла миног как бы вывернулась наизнанку. Раньше думали, что у миног очень древняя личинка, сохранившая архаичную морфологию древних позвоночных, а взрослая хищная стадия — относительно поздняя надстройка. Теперь получается, что взрослая стадия сохранилась с палеозойских времен и напоминает о вымерших морских предках, а пресноводная личинка-фильтратор — эволюционное новшество, возникшее лишь в мезозое или в конце палеозоя. Возможно, это новшество каким-то образом защитило миног от окончательного вымирания, ведь все морские линии, не обладавшие пресноводной личинкой-фильтратором, вымерли.
Если всё это верно, то сходство пескоройки с ланцетником — результат конвергенции или эволюционной реверсии, то есть возврата в состояние, напоминающее (по некоторым признакам) очень далеких предков. Такие обманчиво примитивные личинки могут получиться, если какие-то эмбриональные признаки станут надолго сохраняться после выхода из яйца. Нечто подобное произошло у некоторых насекомых с полным превращением (Holometabola), у которых появилась личинка, напоминающая по отдельным признакам кембрийских лобопод или ксенузий, предков членистоногих. На этом сходстве была основана первоапрельская новость, в которой тихоходки объявлялись неотеническими личинками мух. Продолжая аналогию, можно сказать, что судить по пескоройке о происхождении позвоночных — не лучше, чем по гусенице реконструировать происхождение насекомых,- отмечается в пересказе.
Деятели науки попытались ответить на возникающий вопрос: как же выглядел предок позвоночных, если он не был похож на пескоройку? «Судя по получившемуся у авторов эволюционному дереву, какое-то представление о последнем общем предке кроновых позвоночных могут дать палеозойские панцирные рыбы — неторопливые бентосные детритофаги. Таких форм было много среди базальных представителей обеих ветвей кроновых позвоночных — круглоротых и челюстноротых. Если это предположение верно, то хищничество развилось потом независимо у круглоротых (миног и миксин) и челюстноротых. Что касается предка всех «позвоночных в широком смысле», то приведенное дерево предлагает обратить внимание на такие ископаемые формы, как метасприггина, хайкоуихтис и хайкоуэлла, - поясняется в пересказе.
То есть - сейчас деятели науки на основе своих открытий думают и о мальках древних миног и об эволюции общего предка позвоночных несколько по-иному, чем ранее, убедительно продемонстрировав разность мальков миног и ланцетника.
Ну, а вот «Наука и жизнь» в своем пересказе еще одной публкации в Nature повествует о том, что одни и те же гены у человека и шимпанзе работают по-разному. Интересно, что в пересказе отмечается про то, что так называемая «когнитивная разница между человеком и шимпанзе», возможно, «возникает во многом из-за» гена, именуемого SSTR2. То есть - человек есть человек, а не шимпанзе, и обладает присущей ему разумностью во многом из-за SSTR2.
Однако у шимпанзе в шесть раз активнее работает ген, именуемый EVC2: он формирует в общей сложности 25 черт лица, и менее активный EVC2.
В пересказе отмечается, что полученные результаты помогут лучше понять эволюцию человека и как противостоять болезням, которые человек приобрел в ходе эволюции, коих, однако, нет у других животных.
Такая у деятелей науки пока вышла разность с обликом мира.