Вакцину от астмы и поведение дрозофил прояснят

Вакцину от астмы и поведение дрозофил прояснят
Даже и в науке далеко не все познается в сравнении.
Слишком уж многие, часто спорадически возникающие факторы несет в себе конкретное событие (или явление, либо называйте это, как хотите) в конкретное время и в конкретном месте.
Подчас, собственно, даже и не одно отдельное какое-то событие или явление, а множество, целый конгломерат конгломератов, да еще и таких, что и точное их время неизвестно.
Поэтому и их эволюция может быть разной - от мановения ока до почти бесконечности.
Такова, видимо, эволюция вселенной.
povedenie drozofil proyasnyatА вот, скажем, жизненная эволюция одной отдельно взятой дрозофилы целиком и полностью вмещается в какие-то неполные пару месяцев, каких-нибудь 40-50 дней от силы.


Эволюция биатлониста мирового уровня может достигать чуть поболее 10 лет.
А даже и визуальная эволюция астмы имеет, безусловно, более продолжительный срок, чем упомянутые в источниках времена Гиппократа.
Однако эволюции гегемонии норвежских биатлонистов и биатлонисток, практически сплошь страдающих - по стечению обстоятельств - астмой, может быть положен предел гораздо раньше.
Потому как деятели науки из Пастеровского института, как повествует всезнающая «Наука и жизнь», изобрели самую настоящую вакцину против астмы.
Ученые даже вполне успешно апробировали ее - как докладывает издание в своем пересказе публикации в Nature Communications - на мышах.
Сама вакцина представляет из себя смесь молекул интерлейкинов с молекулой дифтерийного токсина. При этом дифтерийный токсин был обезврежен мутацией.
Мышей перед вводом вакцины - особым образом модифицировали. Так - чтобы из мышиный иммунитет походил на человеческий, но при этом - чтобы «не атаковал саму мышь».
То есть - исследователи добивались такого воздействия вакцины, чтобы это походило на ее воздействие на человеческий организм.
Vakcinu ot astmy proyasnyatНу, и в результате 90 процентов привитых мышей через полтора месяца после вакцинации обладали уже достаточно высоком уровнем антител против интерлейкинов, а через год - антителами обладали 60 процентов привитых мышей.
Когда у мышей пытались вызвать астму - симптомы данного заболевания у них слабели.
То есть - деятели науки вроде как вооружили мышей вакционой против астмы.
Однако это, конечно, не означает, что данная вакцина уже пригодна для потребления человеком.
Для человека требуются отдельные многосложные и многоступенчатые испытания, и вакцина должна быть безопасной.
Но начало - тем не менее - положено, и борьба против астмы вышла на новый уровень, хотя и окончания эволюции данной борьбы - все же далековато.
Между тем, как повествуют в своем пересказе «Элементы», дрозофилы - по итогам проведенного российскими учеными эксперимента - не подтвердили способность дрозофил к социальному обучению.
Полученный ими результат идет вразрез с опубликованным ранее французскими деятелями науки результатами.
Тогда работа французов преподносилась как по-настоящему большое открытие, из их исследования даже вывели формулу про то, что у дрозофил - пусть и в лабораторных условиях - может возникать этакая традиция копирования выбора брачного партнера (традиция предпочтения определенных самцов).
Однако эксперимент российских ученых такого результата почему-то не вывел.
«Для окончательного прояснения вопроса, по-видимому, придется провести еще немало исследований,- констатируется в пересказе.